Главная \ Краеведение \ Листая старую газету

Листая старую газету

 

Листая старую газету: Никольск — Уссурийский в 1913 году. 

Юлия Богданова

Директор МБУК «Уссурийский музей»

             Когда листаешь старые дореволюционные газеты,  сохранившиеся в архивах и фондах музея, то понимаешь насколько ценным историческим источником, описывающим повседневную жизнь того или иного города, они могут быть. Пожелтевшие страницы запечатлели различные сферы жизни  общества, в них вызывает интерес все вплоть до рекламных объявлений. В Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока (РГИА ДВ) сохранилась подшивка  Никольск-Уссурийской газеты «Уссурийская окраина»  за 1913 года.  Изучая ее номера,  мы можем совершить путешествие по улицам далекого провинциального города, окунуться в атмосферу событий, суету повседневной жизни, понять,  чем жил город в последний мирный год  Российской империи.

Прежде чем пролистать  газетные страницы давайте вспомним,  каким был Никольск-Уссурийский в 1913 году. А был он  одним из наиболее динамично развивающихся городов и третьим по численности населения в Приморской области. По данным областного статистического комитета на 1913 г., в городе проживало более 35 тыс. человек, располагалось 18 учебных заведений. Из медицинских учреждений имелись: лечебница Врачебно-полицейского комитета, тюремная больница, сельская психиатрическая лечебница, городская больница, сельская лечебница, железнодорожная больница, переселенческая больница.  В виду отсутствия стихийный бедствий в 1913 году был получен хороший урожай зерна и овощей.  В городе было  2 типографии, выходило  несколько газет. Газета «Уссурийская окраина», которую мы пролистаем издавалась,   под редакцией  владельца Карла Ивановича Лепина и начала свою историю в 1908 г. С 1909 года  типография  и редакция газеты размещалась   по адресу ул. Бульварная,81 (сейчас ул. Агеева, 75). Газета была «ежедневной, общественной, литературной и экономической, посвященная преимущественно местным и Дальневосточным интересам и нуждам» и выходила до ноября 1913 года.

Издание этой газеты, впрочем как и большинство выходящих газет сегодня, было ориентировано на прибыль, а её обеспечивала реклама и частные объявления. Большое колличество рекламных объявлений связанно  с тем, что газеты  в те времена были единственным средством массовой информации и именно на них ложилась рекламная нагрузка. Изучая рекламные объявления можно увидеть, что далекий город в 1913 году жил бурной жизнью. Практически на пике моды и последних технических достижений. Так на улице Хабаровской,38 портной, окончивший в Париже академию кройки и шитья,  предлагал  свои услуги по пошиву верхнего и нижнего платья. В книжном и писчебумажном магазине торгового дома М. Пьянкова с Бр.  по Мичуринской улице предлагали в продаже конторские книги, папки для бумаги всех номеров, отрывные календари на 1913 год: Сытина, Плахова, Березовского, Юбилейный отрывной календарь дома Романовых, календарь «Общеполезный» и др. В каретной мастерской Г.С. Новак близ Бородинского моста предлагали к продаже  сани, только что полученные из Москвы. Сани были шикарно украшены плюшевой отделкой с медвежьим и козловым  покрывалом. Были в продаже сани приспособленные для тройки, в дышло, одноконные и беговые без кучерского седла (экипажи, пролетки, резиновые колеса, настоящие плетенные тарантасы).  Напротив магазина М.И. Рябоконь  по Корсаковской  улице в двухэтажном доме для покупателей предлагали большой выбор  готового платья. Торговый дом «Кунст и Альберс»  реализовывал  ружья Зауэра колибра от 12 до 36, дробовики Браунинга для стрельбы по перелетным гусям, ружья системы Бердан, а так же сельскохозяйственные машины  и орудия, локомобили Г. Ланца, плуги Р. Сакка, бороны Груббера. Свои услуги предлагала первая образцовая ювелирно-граверная и часовая мастерская при ювелирно-часовом магазине товарищества М. Островского и М. Дубинина по улице  Корсаковской  д. 89 рядом с Депо аптекарских товаров. Еще одна  граверно-ювелирная и часовая мастерская работала при ювелирном магазине Р.Л. Рыбальской  магазин предлагал к продаже часы, оптику, золотые и серебряные вещей. В магазине Ф.И. Стецкевича против Чурина к весеннему сезону предлагали дамские, мужские и детские весенние пальто новейших фасонов, а так же шляпы, пледы, перья страусовые, обувь, патефоны, граммофоны, пластинки, гитары, мандолины, балалайки, струны — и все это с возможной   рассрочкой платежей. Водочно-очистительный завод В.Н. Познякова по  Хабаровской улице рекламировал столовое вино № 204,  выпущенное аппаратом Саваль. Павловский водочно-ликерный завод города Никольск-Уссурийска по ул.  Гоголевской выпускал всевозможные ликеры, наливки, коньяки, столовое вино высшей очистки. В магазине по Хабаровской улице д. №40 можно было купить не дорого и в рассрочку: граммофоны, пианино, велосипеды, пишущие машинки.

Страницы газеты пестрят объявлениями в которых врачи предлагают свои услуги по лечению зубных болезней. Широко представлены услуги акушерок и массажисток, но самыми распространенными были предложения врачей по лечению венерических заболеваний.  26 февраля городская управа уведомляла, что в виду появления в городе заболеваний натуральной оспой, при Городской Больнице организована желающим бесплатная прививка.

Много рекламных объявлений на страницах от гостиниц и учреждений общественного питания. Вновь отремонтированная лучшая семейная гостиница  и ресторан в городе Никольск-Уссурийском «Метрополь» по Николаевской улице приглашал постояльцев прельщая наличием телефона, электричества, опытной прислуги, полной тишиной и спокойствием, а так же лучшей здоровой кухней и прекрасным буфетом.  Вкусную пищу предлагал и ряд других заведений города,  например,  ресторан «Гранд-отель» предлагал: блины, камскую стерлядь, двинскую сёмгу и зернистую осетровую икру. Буфет Коммерческого собрания отпускал обеды и ужины,  как в собрании,  так и на дом. На Мичуринской улице продавали лучшие Кахетинские  вина и настоящий кавказский шашлык. На этой же улице  для интеллигентного класса была  открыта столовая, отпускающая завтраки, обеды и ужины в ней ежедневно подавали  блины и пельмени.

В 1913 году многие «культурно-досуговые» заведения города  широко анонсировали свои мероприятий. Любой желающий мог найти   программу на любой вкус и по устраивавшей его цене.  Концертный зал «Гранд-отеля»- «Кабаре»  предлагал разнообразную увеселительную программу с участием шансонетных певиц, каскадных субреток, оперетт-мюзиклов, комиков-куплетистов, дамского оркестра.  Народный дом ставил на своей сцене бессмертные произведения А.Чехова «Дядя Ваня», Л. Н. Толстого «Власть тьмы»,  Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» и многое другое.  Коммерческое собрании приглашало рекомендованную членами Собрания публику и учащихся в форме без рекомендации на семейно-танцевальные вечера, маскарады.  В программе вечеров  были оркестр военной музыки, бои конфетти, серпантина, летучая почта и многое другое. Театр-иллюзион «Прогресс» предлагал подборку кинематографа например такие фильмы как «Призрак мертвеца», «Британик»,  хронику «Мировые события», демонстрировали сатиру кинематографа «Кривое зеркало», часто показы сопровождала игра оркестра балалаечников. Во время обедов и вечеров предлагал послушать оркестр балалаечников под управлением солиста на домре и ресторан «Северный»

Город часто посещали гастролирующие артисты. Гостем Народного дома была  Владивостокская опереточная группа. В «Прогрессе» давал представления  китайский Галиаф Цзян-да-чан величайший человек в мире ростом 7 футов, 3,5 дюймов (2 метра 22 см). В здании цирка Кожевникова давал представления известный цирк-театр «Декаданс». Радовал своим исполнением известный скрипач-виртуоз Костя Дулевич. В помещении Соединенного Собрания Л.М. Северская-Сигулина предлагала вниманию публики  научный реферат о значении спиритизма и спиритуализма.

Горожане любили развлекаться и другими менее безобидными способами, в газете время от времени появлялись  разоблачительные статьи об азартных играх.  Так один из обиженных игроков в  Банчок и Шмен-де-фер написал разоблачительную статью о своих напарниках. Автор другой статьи обвиняет в пристрастии к азартной  игре в лото женщин Никольск-Уссурийского:  «Муж в гранд-отель, а жена в Собрание играть в лото» и просит внести запрет на лотошные, этот запрет был вынесен, но женщины стали играть в домино.

Занимались вопросами детского досуга.  Так действовало  общество «Детская жизнь».  Председатель г. Рыбальский в газете от 7 февраля разместил статью отчет о его деятельности и рассказал, что «участок земли по Павленковской  и Унтербергеровской улице разбит на отдельные площадки: для игр, гимнастических снарядов , остальные участки под деревья и кусты».

Одним из ключевых событий 1913 года для Никольск-Уссурийского как и для всей Империи  было празднование 300-летия Дома Романовых. Празднование состоялось 21 февраля. В заметке   «Юбилейные торжества», отражено это торжественное событие, приведем ее полностью: «С утра 21-го февраля на улицах Никольска было заметно оживление. Дома и магазины были украшены флагами. В местном соборе, при большом стечении молящихся, была отслужена литургия, после которой диаконом собора, прочитан Высочайший манифест. Из собора был совершен крестный ход на площадь что возле кладбища, где к приходу духовенства, войска местного гарнизона были выстроены четырехугольником для парада. Здесь было  отслужено молебствие и салют  батареи, расположившийся вдали напригорье, известил толпу о провозглашенном «многолетии» после чего состоялся парад, в котором принимало участие и местное вольно-пожарное общество. Веселое настроение толпы и массы войск, производили праздничное впечатление. Вечером многие дома и магазины были иллюминованы. Некоторые домохозяева, при полнейшем желании иллюминовать дома электричеством, были лишены этого удовольствия  за недостатком в городе монтеров. В Соединенном собрании средствами родителей был устроен для учеников и учениц местной прогимназии, реального училища и женской гимназии танцевальный вечер, прошедший очень оживленно, что дало возможность молодежи еще больше чувствовать праздник исторического момента»

По следам этого события и начавшейся масленичной недели в газете от 26 февраля  был опубликован фельетон «Не все коту масленица», который так же приведем без сокращений. «Милый дедушка!  «Не все коту масленица», так и нам с дядей. А и была же масленица! Фактически она у нас началась 21 февраля  в день трехсотлетнего юбилея, аккурат с того момента, когда дядя прибежал запыхавшись с парад и проглотив залпом полбутылки коньяку, подавился первым блином, который всегда бывает «комом». Второй блин прошел легче и дядя, оправившись ужасно возмущался, что у города для 2-ой полицейской части не нашлось приличных флагов в день юбилея, но тут же спохватился и рассказал мне одну историю, из которой даже я вывел заключение, что флаги эти «исторические» и что именно они в 1613 году, в Костроме украшали дом одного купца в день избрания Михаила Федоровича на царство. Следовательно, в 1913 г. спустя триста лет они ни как не могли оказаться приличными. Скоро от блинов с коньяком дядя повеселел и сказавши подобающую празднику внушительную речь, в которой похвалил городскую управу за благоустройство города, похвалил Никольское общество помощи нуждающимся учащимся за его деятельность, высказал исключительные симпатии никольцам за их постоянное расположение «праздновать», криками «ура» и куда то скрылся.  Я два дня бегал по городу как угорелый. Побывал у всех знакомых, во всех ресторанах и кабачках, но везде видел только пьяную публику, а дядя как в воду канул.     Наконец в воскресенье в 11 часов утра, я забежал в собрание и, обалдел! В буфете за столиками спало человек 20, в том числе и дядя, но в каком виде?! Дядя был весь в сметане, в ушах и ноздрях чернели маслины, а на груди нового смокинга вместо медали красовался прилепленный икрой блин, да какой блин! Что твои «Московские» блины! Поджаристый да румяный! Вот это масленица подумал я и начал довольно энергично будить дядю. Дядя под впечатлением вчерашнего маскарада усиленно обнимал кофейник, вероятно видя во сне тонкую талию какой-нибудь «маски», а когда открыл глаза, то первыми словами его было: «человек водки!» Через несколько минут графинчик с приложением был на столе. Три рюмки привели дядю в норму и он наставительно мне сказал «В Никольске жить, по Никольске пить». Я вполне согласился с глубокомысленным афоризмом,  продолжили масленицу… а проснулись был второй день Великого поста. Дядя пожелал что бы масленица продолжалась до самой Пасхи.  Удрученные постным настроением  вышли. По дороге дядя по секрету сказал мне, что в других городах в собрании за такую «масленицу» по головам не погладят.»

Но празднования 300-летия  Дома Романовых на этом не заканчивалось.  В столице региона — Хабаровске к этой дате была приурочена выставка, которая должна была показать достижения Приамурского края за полтора столетия. Чуть ранее официального праздника на  заседании Думы был рассмотрен вопрос о возможном участии нашего города в выставке. Было принято решение ассигновать 1500 рублей на подготовку к мероприятию и внести эту сумму в смету расходов на 1913 год.

Повседневная жизнь многогранна и разнообразна,  поэтому остановимся еще на нескольких сторонах жизни города освященных газетой.

В нашем городе в начале прошлого века, как и в других городах края, большую долю населения составляли китайцы.  И их своеобразный образ жизни частенько выводил из себя горожан. Китайцы выдворялись из города в так называемую китайскую часть, около Илюшиной сопки откуда они периодически бежали в город. За это их привлекали  к ответственности, а так же за антисанитарное состояние занимаемых ими помещений, так был привлечен к ответственности китайский подданный Чин-Ван-Чан хозяин конфетной лавки по Хабаровской улице. Он так же выпускал  конфеты к продаже не под личным его этикетом, а под этикетом разных конфетных фабрик. Возмущенные никольцы сообщали в газету о ежедневном зверстве китайцев на втором Бородинском мосту. Китайцы жестоко истязали  своих лошадей. Несчастные лошади изнемогали под чрезмерной тяжестью нагруженных телег и падали обессиленными. Лежачих лошадей избивали  нещадно, что производило  чрезвычайно тяжелое впечатление на проходящую публику. И жители требовали прекратить эти бесчинства через вмешательство полиции.

Встречаются на страницах газеты заметки об убийствах, .кражах, изнасилованиях и других криминальных преступлениях. Так в заметке «Кровавый кошмар» опубликованной 6 января рассказывается о разыгравшейся дикой кровавой драме в винно-бакалейной лавке. «Гость» убил хозяина лавки Жаркова и изувечил его жену. 12 февраля «Уссурийская окраина» сообщила   о совершении дерзкой кражи в местном соборе. Украдена серебряная дарохранительница, художественной работы и взломан  денежный ящик, из которого похищено более ста рублей.  В заметке  «Покупка краденного» от 07 апреля сообщается, что у барахольщика Антонова на сенном базаре обнаружены и отобраны для выдачи по принадлежности шаль, похищенная неизвестно кем 3 апреля у Татьяны Лаптевой по Пушкинской улице  вблизи вокзала. Антонов привлечен за покупку краденного.

Одной из интереснейших рубрик газеты «Уссурийская окраина» был рубрика «Маленький фельетон».  В этом разделе высмеивали  порочные явления общественной жизни город в своеобразной манере фельетона.  Жанр фельетона был широко распространен в прессе начала 20 века.  Приведем заметку Анти- алкогольные тротуары» полностью, чтобы во всем своеобразии показать этот не всегда высокохудожественный жанр. «Напрасно глубокоуважаемые господа алкоголики, их бедные жены и дети и матери буду бегать по аптекам, они там этого средства не найдут!».  Оно щедрою рукою разбросано по улицам города Никольска и всякий с рождения,  что на ученом языке оно называется «алко-тратуары», а на общепринятом наречии просто тротуары, может приехать к нам и немедленно приступить к лечению. Никольская управа из любви к народу не взяла привилегии на изобретение и я считаю своей обязанностью сообщить тебе дедушка его секрет. Все дело в устройстве «Анти-алкогольного тротуара» в Никольске устроено по типу самых обыкновенных провинциальных, с тою только разницей, что настилки состоят не из трех досок, а только двух расположенных по краям. Вместо средней доски оставлено углубление на пол аршина ни чем не наполненное. В этом весь секрет, здесь то и «собака зарыта». Подверженного алкоголизму выводят на улицу, преимущественно на центральную, ну хоть на Хабаровскую,  непременно в нетрезвом виде, и заставляют его идти от Собора до второй полицейской части, и идти не по доскам, а по углублению в тротуаре. Необходимо делать это так, чтобы больной не догадался о причине прогулки, в противном случае отвращение к тротуарам может испортить дело. (Твой внук И. Неудачин)»

К сожалению,  весь материал,  опубликованный в газете трудно привести на страницах небольшой статьи. Но основные особенности жизни города даже по приведенным выше материалам проследить вполне реально.

 

  1. Российский государственный исторический архив Дальнего Востока (РГИА ДВ).
  2. Население Приморской области//Приморский край (Владивосток). 1913 г. 28 июля
  3. Егорчев И. Город, где мы: фотоальбом-Уссурийск: ФГУП «Издательство «Дальнаука» ДВО РАН, 2011.- 384 с.
  4. Калинин В.А. Краткий исторический очерк города Никольск- Уссурийского / Владивосток: Дальневосточный федеральный университет, 2015 г.- 96 с (под ред. О.Б. Лынша)